ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава

Она высунулась из окна, прислушиваясь, как ветер шумит в соснах и березах, и продолжая перебирать четки, которые постепенно делали свое дело. Ей стало лучше. И она решила жить далее. Сейчас Левти не возвратится. Ну и что? Кому он нужен? Может вообщем не ворачиваться, ей будет только лучше. Но она ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава поклялась мамы, что будет смотреть, чтоб он не схватил какую-нибудь зазорную болезнь либо еще того ужаснее — не сбежал бы с какой-либо турчанкой. А бусины одна за другой продолжали проникать через пальцы Дездемоны. Но сейчас она уже не занималась перечислением собственных обид. Сейчас они вызывали в ее памяти рисунки ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава из журнальчика, спрятанного в древнем отцовском письменном столе. Бусинка — престижная прическа. Еще одна — шелковое трико. 3-я — темный бюстгальтер. И моя бабка начала ложить их вкупе.

Левти тем временем продолжал спускаться вниз, неся за спиной мешок с коконами. Добравшись до городка, он двинулся по Капали-Карси-Каддеси, свернул на Борса-Сокак ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава и скоро оказался во дворе Коза-Хана. В центре, вокруг аквамаринового фонтана, возвышалась сотка мешков, набитых коконами. Масса парней торговалась, продавая и покупая. Они орали с 10 утра, и голоса их уже охрипли. «Хорошая стоимость! Не плохое качество!» Левти протолкался вперед меж расставленными мешками. Его никогда в особенности не заинтересовывали ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава средства к существованию. Он не мог найти качество кокона на ощупь либо по запаху, как это была в состоянии сделать его сестра. И он носил коконы на рынок сам только поэтому, что дамам это делать было запрещено. Толчея и столкновения с носильщиками его раздражали. Он задумывался о ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава том, как было бы отлично, если б все застыли и насладились бы сиянием коконов в вечернем свете; но, естественно, никто и не задумывался это делать. Люди продолжали орать, бросаясь коконами, пререкаясь и обманывая друг дружку. Отец Левти обожал рыночный сезон в Коза-Хане, но отпрыск не унаследовал его меркантильности ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава.

В конце концов Левти увидел под навесом знакомого негоцианта и поставил перед ним собственный мешок. Негоциант засунул руку вовнутрь, вынул кокон, опустил его в миску с водой и принялся рассматривать. Потом он погрузил его в чашу с вином.

— Это годится лишь на органзу. Он недостаточно крепок.

Левти даже не поверил своим ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава ушам. Шелк Дездемоны всегда был самым наилучшим. И он знал, что должен на данный момент закричать, настоять на том, что его обидели, и забрать собственный продукт. Но он поздно пришел, и вот-вот был должен прозвучать удар колокола, значащий конец торговли. Отец всегда гласил ему, что нужно ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава являться пораньше, по другому будешь обязан продавать коконы по дешевке. Кожа Левти под новым костюмчиком покрылась мурашками. Ему не терпелось поскорее все окончить. Его переполнял стыд — стыд за население земли, за его страсть к деньгам и обману. И он без возражений согласился на предложенную стоимость, как только сделка свершилась, поторопился прочь, направляясь ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава к настоящей цели собственного прихода в город.

И это было совершенно не то, что подразумевала Дездемона. Присмотритесь повнимательнее: вот Левти, заломив котелок, спускается по кривым улочкам Бурсы. Он проходит мимо кофейни, даже не заглядывая вовнутрь, и только машет рукою приветствующему его владельцу. На последующей улице он ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава проходит мимо окна, закрытого ставнями, из-за которых его окликают дамские голоса, да и на их он не направляет никакого внимания. По зигзагообразным улицам он идет мимо торговцев фруктами и ресторанов, пока не добирается до церкви. А поточнее — до бывшей мечети со снесенным минаретом и замазанными сурами Корана, поверх ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава которых сейчас наносятся лики христианских святых. Левти протягивает монету старухе, торгующей свечками, берет одну, зажигает ее и ставит в песок, после этого садится на заднюю скамью. И точно так же, как моя мама молилась о том, чтоб ее наставили относительно моего зачатия, мой двоюродный дед Левти Стефанидис глядит на ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава незаконченное изображение Христа Вседержителя на потолке. Его молитва начинается обыкновенными словами, которые он выучил еще в детстве: «Кири элейсон, Кири элейсон, я, недостойный, преклоняю колена перед твоим престолом…», но далее в ней возникают более личные мотивы: «Я не знаю, почему я это ощущаю, это ненормально…», а иногда проскальзывает даже колер упрека: «Ты ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава сделал меня таким, я не просил об этом…»; вобщем, все кончается униженным «Помоги мне, Господи, не дай мне стать таким… если б она знала…» — глаза прочно зажмурены, пальцы мнут поля котелка, слова совместно с дымом благовоний подымаются ввысь, к неоконченному Христу.

Он молится в течение 5 минут, позже ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава выходит из церкви, опять надевает на голову котелок и звенит мелочью в кармашках. Сейчас он движется вверх и сейчас с облегченным сердечком входит во все те места, которыми третировал по дороге в церковь. Он входит в кофейню и выкуривает папиросу, позже заглядывает в кафе и выпивает там стакан вина ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава. Его окликают игроки в трик-трак: «Эй, Валентино, сразимся?» И он позволяет совратить себя на одну партию, проигрывает и оказывается перед выбором: удвоение либо полный проигрыш. (Подсчеты, обнаруженные Дездемоной в кармашках его брюк, и были карточными долгами.) Время течет, вино льется рекой. Возникают музыканты, и начинает звучать ребетика. Они исполняют ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава песни о страсти, погибели, уличной жизни и тюремном заточении.

Рано с утра каждый денек

Я курю гашиш в курильне,

Чтобы развеять печалься тень,

Что тавром лежит родовым, —

подпевает им Левти.

И у моря, где фонтан,

2-ух красоток я встречаю —

Одурманенных путан

Лицезрю и привечаю.

А тем временем уже раскуриваются кальяны ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, и только к полуночи Левти выбирается на улицу.

Он спускается по переулку, сворачивает и оказывается в тупике. И последующее, что понимает Левти, — он лежит на диванчике с 3-мя греческими бойцами и глядит на семь пухлых надушенных дам, сидячих напротив. (Фонограф исполняет модную песенку «И с утра, и вечерком…», которая ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава звучит всюду.) А когда мадам произносит «Кого пожелаешь, миленок», он здесь же запамятывает о собственной недавнешней молитве, и взор его начинает скользить с голубоглазой черкешенки на армянку, соблазнительно поедающую персик, с армянки на монголку с челкой, пока не останавливается на тихой девице с печальными очами и темными косами, сидящей в самом ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава конце. «Для каждого клинка найдутся свои ножны», — по-турецки произносит мадам, и шлюхи разражаются хохотом. Не отдавая для себя отчета в собственной притягательности, Левти встает, одергивает пиджак, протягивает руку собственной избраннице, и только когда она начинает подниматься наверх, его внутренний глас дает подсказку ему, как она похожа… и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава этот профиль… но они уже входят в ее комнату, пропахшую розовой водой и вонью немытых ног, с запятанными простынями и лампадой, рассеивающей кровавый свет. Одурманенный бурлящими эмоциями, Левти не замечает удручающего сходства, проступающего каждый раз, когда она раздевается. Он пожирает очами огромные груди, узкую талию и водопад волос, струящихся до ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава беззащитного копчика, но это не вызывает у него никаких ассоциаций. Женщина раскуривает для него кальян. Скоро он уплывает, и внутренний глас замолкает. В нежном наркотическом сне он запамятывает, кто он таковой и с кем находится. Плоть путаны преобразуется в тело другой дамы.

Пару раз он именует ее имя, но ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава к этому времени он уже так одурманен, что даже не замечает этого. И только позже, выпроваживая Левти, женщина возвращает его к действительности. «Кстати, меня зовут Ирини. А Дездемоны у нас нет».

На последующее утро он пробудился в таверне «Кокон» полный угрызений совести и, выйдя из городка, начал ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава подниматься к Вифинии. Опустевшие кармашки не издавали никаких звуков. С похмелья его трясло, и Левти уверял себя в том, что сестра права — ему пора жениться. Он женится на Люсиль либо Виктории, родит малышей, не станет ходить в Бурсу и постепенно начнет изменяться — он станет старше, и все его сегодняшние ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава чувства отойдут в прошедшее и перевоплотился в ничто. Он закивал головой и поправил котелок.

А в Вифинии тем временем Дездемона давала последние наставления двум претенденткам. Пока Левти еще умиротворенно спал в «Коконе», она пригласила в дом Люсиль Кафкалис и Викторию Паппас. Они были младше Дездемоны и все еще жили со своими ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава родителями, а поэтому относились к ней как к хозяйке дома. Завидуя ее красе, они не скрывали собственного восхищения и, польщенные ее вниманием, делились с ней всеми своими секретами, пристально слушая ее советы относительно собственного внешнего облика. Люсиль Дездемона порекомендовала чаще умываться и смазывать подмышки уксусом заместо дезодоранта. А Викторию ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава она выслала к турчанке, которая специализировалась на удалении излишних волос. В течение следующей недели Дездемона научила женщин всему, что выяснила сама из единственного виденного ею престижного журнальчика под заглавием «Парижское белье». Этот каталог принадлежал ее папе. В нем было 30 две фото, представлявшие фотомоделей в бюстгальтерах, корсетах, поясах ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава и чулках. Ночами, когда все засыпали, он доставал его из нижнего ящика собственного стола. А сейчас его тайком изучала Дездемона, пристально вглядываясь в рисунки, чтоб позже их можно было воспроизвести в памяти.

Она порекомендовала Люсиль и Виктории каждый денек входить к ним в гости. И они стали раз в день появляться ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава в доме, раскачивая бедрами, как им было сказано, и проходить через виноградник, где Левти обожал читать. Всякий раз они появлялись в новых платьицах, меняя прически, декорации, походку и манеру поведения. Под управлением Дездемоны две замухрышки сделали из себя целый мир дам, у каждой из которых был уникальный ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава хохот, личное притягательность и возлюбленный мотив, который она напевала для себя под нос. По прошествии 2-ух недель Дездемона вышла из дома и направилась в виноградник к собственному брату.

— Что ты тут делаешь? — осведомилась она. — Почему ты не идешь в Бурсу? Ты же, кажется, отыскал там турчанку для себя ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава по вкусу. Главное, не забудь заглянуть к ней под чадру, чтоб у нее не оказалось таких же усов, как у Виктории.

— Удивительно, что ты вдруг заговорила об этом, — откликнулся Левти. — Ты направила внимание? Они у нее куда-то пропали. И знаешь что еще… — он встал и улыбнулся, — даже от Люсиль стало пахнуть ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава приятнее. Всякий раз, когда она проходит мимо, я чувствую запах цветов. (Конечно, он врал. Он как и раньше не испытывал к ним никакого влечения. И весь его интерес разъяснялся только сдачей позиций перед неминуемым — женитьбой, домом, детками, — тем, что представлялось ему полным крушением.) Он подошел поближе.

— Ты права, — промолвил ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава он. — Самые прекрасные девицы все равно живут тут.

— Ты правда так думаешь? — неуверенно поглядела ему в глаза Дездемона.

— Время от времени просто не замечаешь того, что находится у тебя под носом.

Они стояли, смотря друг дружке в глаза, и у Дездемоны опять начало сосать под ложечкой ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава. Но для того чтоб разъяснить это, мне необходимо поведать вам еще одну историю. В 1968 году в собственном послании каждогоднему собранию Общества исследований сексапильности, проводившемуся тогда в Мазатлане, президент этого общества доктор Люс ввел понятие «перифенология». Само по себе это слово не означает ровненьким счетом ничего, доктор Люс ввел его во избежание этимологических ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава ассоциаций. И все же состояние перифенологии отлично понятно. Оно значит лихорадку первого совокупления. Ему сопутствует головокружение, чувство экстаза и вибрация грудной клеточки. Перифенология — это сумасшедшее, романтическое состояние влюбленности. Согласно Люсу, оно может продолжается до 2-ух лет. Древнейшие растолковали бы состояние Дездемоны воздействием Эроса. Современная наука разъясняет ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава это химией мозга и эволюцией. И все же я утверждаю: то, что испытывала Дездемона, было подобно теплому сгустку, поднимающемуся из животика и омывающему всю грудь. Это походило на действие стопроцентной мятной финской водки, пары которой заливали все ее лицо. А позже тепло начало распространяться в места, достигнуть которых такая женщина, как Дездемона ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, не могла ему позволить, а поэтому она опустила глаза, отвернулась и подошла к окну, ощутив, как ветер, поднимающийся из равнины, остужает ее.

— Я поговорю с их родителями, — промолвила Дездемона с материнской интонацией. — Тогда и ты сможешь начать ухаживать за ними.

Вечерком последующего денька в небе висел полумесяц ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, как на будущем флаге Турции. Греческие войска в Бурсе мародерствовали, предавались опьяненному разгулу и расстреливали еще одну мечеть. В Ангоре Мустафа Кемаль оповестил всех газетчиков, что будет на встрече в Чанкайе, чтоб сбежать в собственный военно-полевой штаб. Там же он со своим отрядом в последний раз, перед тем как ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава броситься в бой, испил араки. Под покровом ночи турецкие войска двинулись не на север, к Эскишехиру, как того все ждали, а на юг, к укрепленному городку Афийону. Вокруг же Эскишехира были зажжены костры для камуфляжа. В качестве отвлекающего маневра была послана маленькая группировка к Бурсе. И во ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава время развертывания всей этой операции Левти Стефанидис с 2-мя корсетами в руках вышел из парадной двери и направился к дому Виктории Паппас.

Это было событие исторического значения. Все обитатели Вифинии знали о будущем сватовстве Левти, и потому вдовы и замужние дамы, молодые мамы и старики с нетерпением ожидали, кого он изберет ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, потому что с уменьшением населения старенькые ритуалы сватовства практически пропали. Это отсутствие романтики сделало грешный круг: потому что обожать было некоторого, пропала сама любовь; пропала любовь — не стали появляться детки, а из-за отсутствия деток некоторого было обожать.

Виктория Паппас стояла на границе света и тьмы, и тень ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава падала на нее конкретно так, как на фото, размещенной на страничке восемь «Парижского белья». Дездемона — живописец по костюмчикам и режиссер в одном лице — заколола ей волосы ввысь, оставив только завитки на лбу, и предупредила, чтоб та не позволяла падать свету на собственный большой нос. Надушенная, с удаленными излишними волосами, умащенная кремами ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава и с насурьмленными очами стала Виктория перед Левти. Она чувствовала страстность его взора, слышала его тяжелое дыхание, лицезрела, как он пробует заговорить, но из его пересохшего гортани вылетает только легкий хрип, а позже она различила звук его шагов, оборотилась и придала собственному лицу то выражение, которому ее учила ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава Дездемона. Но она была так поглощена усилиями сложить губки бантиком, как у французской модели, что не сообразила, что шаги не приближались, а удалялись, и когда обернулась, то увидела, что единственный деревенский холостяк Левти Стефанидис уходит прочь…

Меж тем Дездемона открыла собственный сундук с приданым и достала оттуда корсет. Он был ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава подарен ей мамой много лет тому вспять для первой супружеской ночи; и собственный дар она сопроводила последующими словами: «Надеюсь, когда-нибудь ты до него дорастешь». И сейчас, стоя перед зеркалом, Дездемона приложила к для себя это странноватое сложное облачение. Она сняла с себя юбку и рубаху ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава с высочайшим воротом, сероватое белье и носки. Она скинула с головы платок, расплела волосы, и они свалились на ее оголенные плечи. Корсет был изготовлен из белоснежного шелка, и, надев его, Дездемона ощутила себя так, как будто она пряла собственный свой кокон в ожидании метаморфоз.

Позже она опять поглядела в зеркало и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава пошевелила мозгами, что все это глупо. Ей никогда не получится выйти замуж. Левти сейчас изберет жену и приведет ее к ним в дом. Дездемона будет жить как и раньше, перебирая свои четки и чувствуя себя еще старее, чем на данный момент. Кое-где завыла собака. Кто-то вдалеке спотыкнулся ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава о вязанку хвороста и выругался. И моя бабка тихо зарыдала, так как всю оставшуюся жизнь ей предстояло пересчитывать неудачи, от которых она не могла избавиться…

А Люсиль Кафкалис в белоснежной шапке, увенчанной стеклянными вишенками, мантилье, накинутой на оголенные плечи, и в ярко-зеленом платьице с глубочайшим декольте стояла ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава меж тем на больших каблуках, опасаясь пошевелиться, как ей было велено, на границе света и тьмы, когда с кликами забежала ее толстая матушка: «Идет! Идет! Он даже минутки не сумел пробыть с Викторией наедине!»

Чуть переступив порог дома Кафкалисов, Левти ощутил запах уксуса.

«Мы вас оставим наедине. Познакомьтесь друг с ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава другом», — приветствовал его отец Люсиль.

Предки вышли, а Левти, оставшись в мрачной комнате, обернулся и… уронил корсет.

Дездемона не учла того факта, что ее брат тоже просматривал «Парижское белье». Более того, он часто занимался этим с 12-ти до 14-ти лет, пока не нашел истинное сокровище — 10 фото, спрятанных в ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава древнем чемодане, на которых была изображена тоскующая двадцатипятилетняя красотка с грушевидной фигурой, она воспринимала различные позы на подушках с кисточками в декорациях сераля. Когда он отыскал их в кармане для туалетных принадлежностей, у него появилось чувство, что он потер лампу с джинном. Она выпорхнула наружу в облаке сверкающей ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава пыли, полностью оголенная, если не считать туфель из «Тысячи и одной ночи» и шарфа, повязанного вокруг талии. Она томно возлежала на тигровой шкуре, лаская ятаган, либо посиживала на доске для игры в трик-трак. Конкретно эти 10 раскрашенных фото и пробудили энтузиазм Левти к городку. Но он всегда помнил собственных первых ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава возлюбленных из «Парижского белья». Он мог вызвать их образы в хоть какой момент. И когда он увидел Викторию Паппас, стоявшую, как модель на страничке восемь, он резко ощутил разницу меж ней и своим мальчишеским эталоном. Он попробовал представить себя женатым на Виктории и живущим с ней совместно, но ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава во всех возникавших картинах сияла пустота, потому что в их отсутствовал образ той, кого он больше всего обожал и лучше всех знал. Но когда он сбежал от Виктории Паппас, то увидел, что Люсиль Кафкалис настолько же удручающе не дотягивает до изображения, размещенного на страничке 20 два…

И вот тут-то все и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава вышло. Дездемона, заливаясь слезами, снимает корсет, складывает его и возвращает на место в сундук с приданым. После этого падает на кровать Левти, вздрагивая от рыданий. Подушка пахнет его лимоновым лосьоном, и она, всхлипывая, вдыхает этот запах, пока не засыпает, захмелев от рыданий. Ей снова снится тот сон, который посещает ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава ее в ближайшее время. В нем все так, как было ранее. Они с Левти опять малыши, только со взрослыми телами. И лежат в родительской кровати. Тела их во сне переплетаются, что умопомрачительно приятно, и простыня становится увлажненной… Здесь Дездемона всегда пробуждалась. Лицо ее горело, в низу животика она ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава чувствовала что-то странноватое, и, кажется, даже могла сказать, что конкретно…

…И вот я сижу в собственном галлактическом кресле, и в моей голове крутятся мысли Е. О. Вильсона. Что это было — любовь либо рвение к воспроизводству? Случай либо судьба? Грех либо сила природы? Может, этот ген обладал особенной мощью, нужной ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава для его проявления, и конкретно этим объясняются слезы Дездемоны и пристрастие Левти к путанам определенной наружности; может быть, это было не любовью и не симпатией, а только обязательным условием возникновения на свет этой штуки, и отсюда уже все эти сердечные игры. Вобщем, я разбираюсь в этом не лучше, чем ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава Дездемона, Левти либо хоть какой другой влюбленный, который не может отличить то, что определяется гормонами, от того, что содержит внутри себя божественное начало, и, может быть, я придерживаюсь идеи Бога из незапятнанного альтруизма, объясняющегося рвением к сохранению вида, — не знаю. Я пробую на уровне мыслей возвратиться к тому времени ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, когда генетики еще не было и никто не повторял по хоть какому случаю: «Ну, это гены». Ко времени свободы, которая была еще обширнее нашей сегодняшней. Дездемона совсем не понимала, что происходит. Она не могла рассматривать свою плоть как компьютерный код с единицами и нулями, как нескончаемые последовательности, в ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава одной из которых могла содержаться ошибка. Сейчас мы уже знаем, что несем внутри себя эту схему. Даже когда мы просто останавливаемся, чтоб перейти улицу, она диктует нам нашу участь. Она покрывает наши лица теми же морщинами и старческими пятнами, которые были у наших родителей. Она принуждает нас чихать неподражаемым, известным семейным ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава методом. Гены укоренены в нас так глубоко, что они держут под контролем мускулы глаз, так что сестры будут идиентично мигать, а братья-близнецы сразу пускать слюни. Время от времени, когда меня чего-нибудть волнует, я ловлю себя на том, что играю с хрящом носа точно так же, как это ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава делает мой брат. Наши глотки и голосовые связки сделаны по одной и той же схеме, чтоб мы могли издавать звуки схожей тональности и схожих децибелов. И все это можно экстраполировать в прошедшее, так что сразу со мной гласит Дездемона. Она же выводит собственной рукою эти слова. Дездемона, которая ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава даже не представляла для себя, что в ней действует целая армия, выполняющая миллионы приказов, кроме 1-го непослушливого бойца, отправившегося в самоволку…

…и сбежавшего, как Левти от Люсиль Кафкалис назад к собственной сестре. Она услышала его торопливые шаги, когда застегивала юбку. Зашвырнув корсет в сундук, она утерла слезы ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава платком и улыбнулась как раз тогда, когда он заходил в дом.

— Ну и кого ты избрал?

Левти ничего не ответил и принялся пристально рассматривать сестру. Он всю жизнь спал с ней в одной спальне, потому не умопомрачительно, что он мог найти, когда она рыдала. Ее волосы были распущены и закрывали огромную ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава часть лица, но ее глаза были для него такими же родными, как свои собственные.

— Никого, — ответил он.

И Дездемона вдруг ощутила прилив неописуемого счастья.

— Что с тобой такое? — все же осведомилась она. — Tы должен на ком-то приостановить собственный выбор.

— Эти девушки похожи на пару шлюх.

— Левти!

— Правда-правда.

— Tы ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава не хочешь на их жениться?

— Нет.

— Но ты должен. — Она подняла кулак. — Если я выиграю, ты женишься на Люсиль.

Левти, который был конкретным спорщиком, не сумел удержаться и тоже сжал кулак.

— Раз, два, три… пли!

— Топор посильнее камня, — заявил Левти. — Я выиграл.

— Снова, — востребовала Дездемона. — Сейчас ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, если я выиграю, ты женишься на Вики. Раз, два, три…

— Змея проглотит топор. Я опять выиграл! Прощай, Вики!

— Тогда на ком же ты собираешься жениться?

— Не знаю… — он взял ее за руки, смотря на нее сверху вниз. — Как насчет того, чтоб на для тебя?

— Не пойдет. Я твоя сестра.

— Ты не ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава только лишь родная моя сестра, но к тому же троюродная. А на троюродных сестрах можно жениться.

— Ты рехнулся, Левти.

— Тогда все будет просто. Нам не будет нужно перестраивать дом.

И они обнялись наполовину в шуточку, наполовину серьезно. Поначалу это было обыденным объятием, но уже через секунду оно ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава начало изменяться — положения рук и поглаживания пальцев совершенно не напоминали проявления схожей привязанности, но создавали их свой язык, на котором они гласили в пустой комнате. Левти начал кружить Дездемону в вальсе, вальсируя вывел ее на улицу, во двор, к плантации коконов и назад к винограднику, а она заливалась хохотом ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, прикрывая рот рукою.

— Ты отлично танцуешь, кузен, — промолвила она и ощутила, как сердечко у нее опять подскочило к самому горлу; она ужаснулась, что прямо на данный момент умрет в объятиях Левти, но, конечно, этого не вышло, и они продолжали кружиться.

И давайте не будем забывать, что они плясали в ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава Вифинии, горной деревне, где принято жениться на собственных двоюродных сестрах, а потому все в той либо другой мере приходятся друг дружке родственниками. И по мере того как они плясали, они прижимались друг к другу все посильнее, как это время от времени делают мужик и дама, оказавшись один на один ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава.

И в разгар этого танца, когда еще ничего не было сказано и никаких решений не было принято, еще до того, как страсть приняла эти решения за их, они услышали взрывы и, посмотрев вниз, узрели, что греческая армия отступает во сполохах пламени.

НЕСКРОМНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Потомок выходцев из Малой Азии, я родился ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава в Америке, а живу в Европе, конкретнее — в районе Шёнеберг в Берлине. Посольство делится на две части: сам дипломатичный корпус и отдел культуры. Засол и его ассистенты производят внешнюю политику из только-только отстроенного и массивно укрепленного посольства на Нойштадтише-Кирхштрасе. Наш департамент, который занимается организацией лекций и концертов, размещен в старомодной ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава высотной коробке, именуемой Домом Америки.

Днем я добираюсь до него на метро. Поезд стремительно доставляет меня к западу от Кляйста, к Берлинерштрасе, где я делаю пересадку и направляюсь на север, к Зоологическому саду. Мимо мерцают станции бывшего Западного Берлина. Большая часть из их было реконструировано в 70-х годах, и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава сейчас они выкрашены в цвета загородных кухонь моего юношества — цвета авокадо, корицы, ярко-желтого подсолнуха. На Шпихерн-штрасе поезд делает остановку, чтоб произвести обмен телами. На платформе уличный музыкант играет на аккордеоне слезную славянскую мелодию. Волосы все еще мокроватые, и кончики блестят; я листаю «Франкфуртер Альгемайне», и здесь ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава она вкатывает в вагон собственный невообразимый велик.

Обычно национальность человека определяешь по его лицу. Процесс иммиграции положил этому конец, и национальность стали определять по обуви. Но глобализация покончила и с этим. Сейчас уже не встретишь ни финских мокасин из тюленьей кожи, ни германских бутс. Сейчас все носят ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава «Найк», будь ты баск, голландец либо выходец из Сибири.

Она была азиаткой, по последней мере на генном уровне. Темные волосы острижены и взлохмачены. На ней была маленькая ветровка оливкового цвета, расклешенные темные лыжные брюки и красные туристические башмаки, похожие на туфли для боулинга. В плетенке, прикрепленной к велику, лежал ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава кофр.

Мне почему-либо показалось, что она американка. Велик был старенькый, в стиле ретро — хром с бирюзой, крылья как у «шевроле», колеса с широкими, как у тачки, шинами и весом не меньше 100 фунтов. Не велик, а реальная причуда экспатрианта. Я уже собрался использовать его в качестве повода для разговора ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, как поезд опять тормознул. Велосипедистка подняла глаза, отбросила волосы со собственного красивого лица, и на мгновение мы повстречались очами. Гладкость кожи и полная невозмутимость делали его схожим на маску, за которой показывались только живы, одухотворенные глаза. Она отвела от меня взор, взялась за руль, вывела свое большущее тс из поезда и покатила ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава его по направлению к эскалаторам. Поезд тронулся, но мне не захотелось ворачиваться к «Франкфуртер Альгемайне». До самой собственной остановки я просидел в состоянии сладострастного возбуждения либо возбужденной сладострастности. После этого вышел из метро.

Я расстегнул пиджак и вытащил из внутреннего кармашка сигару. Из другого малеханького кармана ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава я достал машинку для сигар и спички. Невзирая на то что до обеда было еще далековато, я закурил сигару «Гранд Давыдофф № 3», затянулся и тормознул, чтоб успокоиться. От сигар и двубортных костюмов не достаточно проку. Я это отлично понимаю. Но они необходимы мне. Благодаря им я чувствую себя лучше. После того ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава, что я пережил, я могу рассчитывать на некую компенсацию. И так я курил свою сигару среднего размера в собственном сшитом на заказ костюмчике и клетчатой рубахе, пока пожар в моей крови не начал гаснуть.

Я желаю, чтоб вы понимали, что я никак не являюсь андрогином. Синдром недостатка 5-альфа-редуктазы ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава обеспечивает обычный биосинтез и периферическое действие тестостерона в матке как в детском, так и в пубертатном периоде. Другими словами, в обществе я функционирую как лицо мужского пола. Я пользуюсь мужскими туалетами. Правда, не писсуарами, а стульчаками. Я даже принимаю душ в мужских душевых после занятий спортом, правда делаю это осторожно ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава. Я обладаю всеми вторичными половыми признаками мужчины, кроме 1-го: моя неспособность к синтезу дегидротестостерона лишила меня способности оплешиветь. Я прожил мужиком уже огромную часть жизни, и сейчас все происходит естественно. Когда на поверхность всплывает Каллиопа, у меня это вызывает чувство детского заикания. Она возникает в один момент и вдруг начинает ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава рассматривать свои ногти либо поправлять прическу. Это похоже на состояние одержимости. Во мне вдруг появляется Калли и натягивает на себя мою плоть, как свободную рубашку. Она пропихивает свои ручки в мешковатые рукава моих рук. Она вставляет свои обезьяньи ножки в мои штанины. И я вдруг ощущаю, что подчиняюсь ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава ее девичьей походке, и пластика этих движений начинает вызывать во мне пустую, праздную симпатию к девченкам, возвращающимся домой из школы. Но это длится недолго. Волосы Каллиопы щекочут мне шейку. Я чувствую, как она неуверенно прижимается к моей груди — это ее древняя привычка, — чтоб проверить, что там происходит ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава. И больной жар подросткового отчаяния, пронизывающего ее, опять начинает поступать в мою кровь. Но позже так же в один момент она исчезает, съеживаясь и растворяясь снутри меня, и, когда я оборачиваюсь, чтоб кинуть взор на свое отражение в витрине, я вижу сорокалетнего мужчину с длинноватыми волнистыми волосами, тонкими усиками и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава эспаньолкой — что-то вроде современного мушкетера.

Но достаточно обо мне. Я вернусь туда, где вчера меня оборвали взрывы. Так как ни Калл, ни Каллиопа не смогли бы показаться на свет, если б за этим ничего не последовало.

Достаточно обо мне.

— Я же гласила! — заорала Дездемона изо всех сил ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава. — Я же гласила, что все это счастье до добра не доведет. Это так они нас высвобождают?! Только греки могут быть такими глуповатыми.

К утру, после вальса, все дурные предчувствия Дездемоны подтвердились. Величавая Мысль потерпела полный крах. Турки захватили Афийон. Разгромленная греческая армия бежала к морю, по дороге поджигая все, что попадалось на ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 3 глава ее пути. В лучах рассвета Дездемона и Левти стояли на склоне горы и следили за производимыми разрушениями. Темный дым кутал всю равнину, расстилаясь на много миль в различные стороны. Горело все, прямо до последнего дерева.

— Тут нельзя оставаться, — промолвил Левти. — Турки начнут мстить.


platon-i-simulyakr-delez-zh.html
platon-i-teoreticheskoe-obosnovanie-matematicheskoj-programmi-v-antichnoj-nauke-5-glava.html
platon-menon-n-d-eriashvili-upravlenie-personalom.html