ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава

Тогда и отец Сурмелины сделал то, что делали отцы всех девиц на выданье, — он написал письмо в Америку. Соединенные Штаты изобиловали баксовыми купюрами, игроками в бейсбол, енотовыми шубами, бриллиантовыми украшениями и одинокими холостяками-иммигрантами. А присовокупив к этому фотографию симпатичной жены и сообщив о более симпатичной сумме приданого, он достаточно ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава стремительно отыскал претендента на руку дочери.

Джимми Зизмо (на сто процентов Зизимопулос) приехал в Америку в 1907 году в тридцатилетнем возрасте. О нем было понятно не много, кроме того, что он был крутым торгашом. В целой серии писем папе Сурмелины Зизмо не только лишь агрессивно обмолвил сумму приданого в стиле проф ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава барристера, да и востребовал банковский чек еще до денька бракосочетания. На фото, посланной Сурмелине, был изображен высочайший прекрасный мужик с густыми усами и пистолетом в одной руке и бутылкой спиртного в другой. Но 2-мя месяцами позже, когда она вышла из поезда на Главном вокзале, ее встречал гладко выбритый коротышка ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава с угрюмым и усталым выражением лица труженика. Неважно какая обычная жена была бы разочарована при виде такового несоответствия, но Сурмелине было полностью все равно.

Сурмелина нередко писала, рассказывая о собственной новейшей жизни в Америке, в главном концентрируясь на моде и собственном радиоприемнике, который она часами слушала через наушники ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, манипулируя настройкой и то и дело счищая угольный налет с детекторного кристалла. Она никогда не писала о том, что Дездемона называла «постелью», так что все кузины были обязаны читать меж строк, пытаясь найти по описанию воскресной поездки на Белль-Аил, выражало ли лицо ее супруга счастье либо недовольство ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава либо свидетельствует ли новенькая прическа Сурмелины под заглавием «я у матери дурочка» о том, что Зизмо сейчас сумеет ерошить ей волосы.

И сейчас та Сурмелина, полная собственных загадок, становилась их поверенной.

— Поженились? Другими словами вы желаете сказать, что спите вместе?

— Да, — выжал из себя Левти.

Сурмелина только сейчас увидела наросший столбик пепла ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава и стряхнула его.

— Ведь вот какая беда! Стоило уехать, как здесь и начало происходить самое увлекательное.

Но Дездемона совсем не была размещена к шуточкам и с мольбой схватила Сурмелину за руки:

— Обещай мне, что никому не скажешь. Об этом никто не должен знать.

— Я никому не скажу.

— Как ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава насчет твоего супруга?

— Он задумывается, что я встречаю собственного кузена и его супругу.

— Tы ему ничего не скажешь?

— Это не так трудно, — рассмеялась Сурмелина, — потому что он все равно меня не слушает.

Сурмелина настояла на том, чтоб они наняли носильщика, который донес их чемоданы до темного «паккарда». Она ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава сама отдала ему чаевые и, привлекая к для себя всеобщее внимание, села за руль. В 1922 году вид сидящей за рулем дамы все еще шокировал окружающих. Положив мундштук на приборную доску, она прокачала педаль акселератора, выждала нужные 5 секунд и надавила кнопку зажигания. Металлический капот машины оживился и завибрировал. Кожаные сидения ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава затряслись, и Дездемона схватила за руку собственного супруга. Сурмелина сняла свои атласные туфельки на больших каблуках и осталась в чулках. Машина тронулась с места, и Сурмелина, не обращая внимания на дорожное движение, свернула по Мичиган-авеню к площади Кадиллака. Мои дед и бабка неотрывно смотрели на оживленные улицы, грохочущие трамваи ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, гудящие машины и остальной одноцветный транспорт, проносящийся мимо со всех боков. В те годы центр Детройта кишмя кишел прохожими. Перед универмагом «Гудзон» масса собиралась и того больше — люди, расталкивая друг дружку, пробовали пройти через новомодные крутящиеся двери. Лина только успевала указывать на вывески: «Кафе „Фронтенак“», «Семейный театр ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава», «Ральстон», «Мягкие сигары Вейта и Бонда Блэкстоунов по 10 центов за штуку». Наверху девятиметровый мальчишка намазывал на трехметровый кусочек хлеба «Золотое луговое масло». Одно из построек было увешано рядом циклопических масляных ламп, подсвечивавших сообщение о продлении акции распродажи до 30 первого октября. Всюду царствовали шум и суета. Дездемона, откинувшись на спинку сидения ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, уже предчувствовала, сколько страданий ей будут доставлять современные удобства — не только лишь машины, да и тостеры, поливалки и эскалаторы; Левти же только улыбался и покачивал головой. Всюду выселись небоскребы, кинозалы и гостиницы. В 20-х годах были построены практически все именитые строения Детройта: здание Пенобскота и 2-ое здание Буля ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава с его разноцветным дизайном, напоминающим индейский пояс, здание Нового трастового фонда и башня Кадиллака. Моим деду и бабке Детройт казался одним огромным Коза-Ханом в сезон реализации коконов. Вот чего они не лицезрели, так это спящих на улицах бескровных рабочих и тридцатиквартального гетто на востоке, кишащего афроамериканцами, которым было ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава запрещено жить в других местах. Короче, им были не заметны семечки разрушения этого городка, так как они сами являлись частью тех, кто хлынул сюда, завлеченный обещаниями Гeнри Форда платить по 5 баксов в денек наличными.

Ист-сайд Детройта представлял собой тихий район, застроенный коттеджами на одну семью, скрывавшимися под кронами вязов ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава. Лина подвезла их к умеренному двуэтажному зданию, сложенному из кирпича мускатного цвета, который показался моим праотцам реальным дворцом. Они оцепенев смотрели на него из машины, пока входная дверь не распахнулась и на улицу не вышел человек.

Джимми Зизмо был так многогранной личностью, что я даже не знаю, с ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава чего начать. Ботаник-любитель, антисуфражист, охотник на крупную дичь, отлученный от церкви, наркоделец и убежденный трезвенник — сможете выбирать, что вам больше по вкусу. Ему было 40 5, практически в два раза больше, чем его супруге. Он стоял на сероватом крыльце в дешевеньком костюмчике и поношенной рубахе с острым воротничком. Его курчавые темные волосы присваивали ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава ему диковатый вид холостяка, которым он и был в течение долгого времени, и это воспоминание еще более усиливалось помятым, как неприбранная кровать, лицом. Но брови его были соблазнительно изогнуты, как у проф танцовщиц, а реснички выглядели так густыми, как будто были подкрашены тушью. Но моя бабка ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава не направила на все это никакого внимания. Ее заинтересовывало другое.

— Он араб? — осведомилась Дездемона, как оказалась наедине со собственной кузиной на кухне. — Так ты потому ничего не говорила о нем в собственных письмах?

— Нет, не араб. Он с Темного моря.

— Это зала, — меж тем пояснял Зизмо Левти, демонстрируя ему дом.

— С ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава Понта! — в страхе выдохнула Дездемона, изучая холодильник. — Но он не мусульманин?

— Там не все были обращены в ислам, — усмехнулась Лина. — Ты что думаешь, стоит греку погрузиться в Темное море и он здесь же преобразуется в мусульманина?

— Но в нем есть какая-то турецкая кровь? — снизила глас Дездемона ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава. — Это поэтому он таковой черный?

— Не знаю, и меня это совсем не тревожит.

— Вы сможете жить тут сколько возжелаете, — гласил Зизмо, поднимаясь с Левти на 2-ой этаж, — но есть несколько правил. Во-1-х, я овощеед. Если твоя супруга захотит приготовить мясо, пусть пользуется отдельной посудой. Не считая того, никакого ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава виски. Tы пьешь?

— Бывает.

— Никакого алкоголя. Захочешь испить, ступай в кабак. Мне не необходимы проблемы с милицией. Сейчас что касается арендной платы. Вы ведь только-только поженились?

— Да.

— И какое ты получил за ней приданое?

— Приданое?

— Да. Сколько?

— Но ты хоть знала, что он таковой старенькый? — шепотом спрашивала Дездемона понизу, осматривая ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава печь.

— По последней мере, он не приходится мне родным братом.

— Тихо ты!

— Я не получал никакого приданого, — ответил Левти. — Мы познакомились на пароходе.

— Бесприданница? — Зизмо застыл и изумленно уставился на Левти. — Для чего же ты на ней женился?

— Мы полюбили друг дружку, — ответил Левти. Он никогда еще не произносил этих ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава слов перед сторонним человеком, и его сразу обхватило чувство счастья и ужаса.

— Никогда не нужно жениться, если для тебя за это не платят, — произнес Зизмо. — Вот поэтому я так длительно ожидал, когда мне предложат достойную стоимость. — Он подмигнул Левти.

— Лина гласила, что у вас сейчас есть ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава собственный бизнес, — с неожиданным энтузиазмом увидел Левти, следуя за Зизмо в ванную комнату. — И что же это все-таки за бизнес?

— У меня? Я занимаюсь импортом.

— Ни мельчайшего представления, — отвечала Сурмелина на кухне. — Занимается импортом. Единственное, что я знаю, что он приносит домой средства.

— Но как можно было выйти ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава замуж за человека, о котором ты ничего не знаешь?

— Я готова была выйти замуж за калеку, Дез, только чтоб вырваться на волю.

— У меня в этом есть некий опыт, — гласил Левти, осматривая водопроводную систему. — Я занимался этим в Бурсе. Шелководство.

— Ваша толика арендной платы будет составлять 20 баксов, — не обратив внимания на намек ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, сказал Зизмо и, вытащив затычку, выпустил из ванны воду.

— Как мне понятно, чем старше супруг, тем лучше, — продолжала Лина понизу, открывая кладовую. — Юный супруг не оставлял бы меня в покое. Это было бы очень тяжело.

— Как для тебя не постыдно, Лина! — Но Дездемона уже не могла сдержать ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава хохот. Она была очень рада тому, что опять лицезреет свою кузину, которая казалась ей напоминанием о родине. А вид черной кладовки, забитой фигами, миндалем, грецкими орешками, халвой и сушеными абрикосами, еще более улучшил ее настроение.

— Но где же я возьму такие средства? — в конце концов вырвалось у Левти, когда они ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава спускались вниз. — У меня ничего не осталось. Куда я смогу устроиться работать?

— Это не неувязка, — махнул рукою Зизмо. — Я поговорю с людьми. — Они опять пересекли залу. Зизмо тормознул и с принципиальным видом поглядел вниз. — Ты еще не похвалил мой ковер из шкуры зебры.

— Очень мило.

— Я его ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава привез из Африки. Сам подстрелил.

— Вы были в Африке?

— Где я только не был!

Как и положено супругам, они поселились в одной комнате, которая размещалась прямо над спальней Зизмо и Лины, и 1-ые несколько ночей моя бабка вылезала из кровати и приникала ухом к полу.

— Ничего. Я же гласила для тебя ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава.

— Иди назад, — подшучивал над ней Левти. — Это их личное дело.

— Какое дело? Я же для тебя гласила — нет у их никаких дел.

Меж тем понизу Зизмо высказывал свои суждения о новых постояльцах:

— Какая романтика! Знакомится с девушкой на пароходе и здесь же женится на ней. Без приданого.

— Некие женятся по ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава любви.

— Брак существует для ведения домашнего хозяйства и для рождения малышей. И кстати…

— Пожалуйста, Джимми, только не сейчас.

— А когда? Мы уже 5 лет женаты, а деток так и нет. То ты плохо себя ощущаешь, то ты утомилась, то одно, то другое. Ты принимаешь касторовое масло?

— Да.

— А ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава магнезию?

— Да.

— Прекрасно. Нужно уменьшать количество желчи. Если у мамы очень много желчи, ребенок будет расти хилым и не будет слушаться родителей.

— Размеренной ночи, милый.

— Размеренной ночи, милая.

Не прошло и недели, как все загадки относительно Лининого замужества разрешились сами собой. В силу возраста Джимми Зизмо обращался со собственной ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава супругой как с дочерью. Он повсевременно указывал ей, что она может делать, а что нет, критиковал цены и глубину вырезов ее нарядов, напоминал ей, когда ложиться, когда вставать, когда гласить и когда молчать. Он отрешался выдавать ей ключи от машины, пока она не покрывала его поцелуями и ласками ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава. Зания в области питания подвигли его на то, чтоб с мед дотошностью регистрировать периодичность ее месячных, а один из самых больших скандалов разразился после того, как он попробовал допросить Лину о качестве ее стула. Что касается сексапильных отношений, то они появлялись меж ними очень изредка. Уже 5 месяцев Лина сетовала на ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава измышленные недомогания, предпочитая травяные лекарства собственного супруга его любовным ласкам. Зизмо в свою очередь был приверженцем каких-либо смутных йогических представлений о полезности удерживания семени, а поэтому смиренно ожидал излечения супруги. В доме правило половое разделение, как в древние времена, — мужчины в зале, дамы — на кухне. Это были ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава две независящие сферы жизни со своими заботами и обязательствами, и, как произнесли бы биологи эволюционисты, даже со своими своими формами мышления. Левти и Дездемоне, привыкшим жить в собственном своем доме, приходилось привыкать к привычкам собственных новых владельцев. К тому же моему деду нужна была работа.

В те деньки можно было устроиться ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава на работу в массу авто компаний: в «Чалмерс», «Метцгер», «Браш», «Колумбию» и «Фландрию». Не считая того существовали «Хапп», «Пейдж», «Гудзон», «Крит», «Саксония», «Либерти», «Риккенбаккер» и «Додж». Но у Джимми Зизмо были связи в «Форде».

— Я снабженец, — растолковал он.

— А что ты поставляешь?

— Различное горючее.

Они посиживали в ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава «паккарде», вибрировавшем на собственных тонких шинах. Сгущался легкий туман, и Левти, сощурившись, смотрел через запотевшее стекло. По мере того как они приближались к Мичиган-авеню, он все яснее различал маячившее вдали здание, напоминавшее своими бессчетными трубами большой церковный орган.

Не считая того, он начал чувствовать запах, тот, который, поднимаясь ввысь по течению ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава реки, через много лет преследовал меня всюду. Нос моего деда, с таковой же горбинкой, как у меня, уже учуял его. Ноздри его затрепетали, и он вдохнул его полной грудью. Поначалу он показался ему знакомым — смесь органической вони тухлых яиц и навоза. Но уже через несколько секунд в ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава нем возобладали хим составляющие, и он закрыл нос платком.

— Не беспокойся, — рассмеялся Зизмо. — Привыкнешь.

— Никогда.

— Ты знаешь, в чем заключается секрет?

— В чем?

— В том, чтоб не дышать.

Когда они подъехали к заводу, Зизмо повел Левти в департамент человечьих ресурсов.

— Сколько времени он живет в Детройте? — осведомился менеджер ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава.

— Полгода.

— Вы сможете подтвердить это?

— Я могу забросить к вам домой нужные документы, — понизив глас, ответил Зизмо.

— «Старую хижину»? — оглянувшись по сторонам, спросил менеджер.

— Наилучшего свойства.

Менеджер выпятил нижнюю губу и принялся рассматривать моего деда.

— А отлично ли он гласит по-английски?

— Не так отлично, как я, но он стремительно обучается ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава.

— Ему придется пройти курс подготовки и сдать экзамен. В неприятном случае он будет уволен.

— Годится. А сейчас напишите собственный домашний адресок, и мы договоримся о доставке. Где-нибудь в половине девятого вечера в пн вас устроит?

— Приходите с темного хода.

Краткосрочный период работы моего деда в авто компании Форда ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава стал единственным случаем, когда кто-нибудь из Стефанидисов трудился на благо машиностроения. Мы предпочитали делать не машины, а лепешки и греческие салаты, спаникопиту и долму, рисовые пудинги и пахлаву. Нашим сборочным сборочным потоком был гриль, а станком — сатуратор. И все таки эти полгода установили нашу причастность к суровому и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава величавому гиганту, который был виден со высокоскоростного шоссе, подходящего впритирку к этому Везувию с его трубопроводами, лестницами, помостами, огнем и дымом, — все это можно было найти, как чуму либо титул монарха, только одним цветом — пурпур.

В собственный 1-ый рабочий денек Левти зашел на кухню показать новый комбинезон. Он раскинул руки ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, облаченные в рукава фланелевой рубахи, щелкнул пальцами и принялся приплясывать. Дездемона рассмеялась и прикрыла дверь, чтоб не разбудить Лину. Левти съел собственный завтрак, состоявший из йогурта и слив, и просмотрел греческую газету трехдневной давности. А Дездемона завернула ему фету, оливки и хлеб в новый южноамериканский пакет из ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава коричневой бумаги. Когда у темного входа он обернулся, чтоб поцеловать ее, она отпрянула, боясь, что их могут узреть, и здесь же вспомнила, что они сейчас супруг и супруга. Сейчас они жили в Мичигане, где все птицы были 1-го цвета, и их с Левти никто не знал. И Дездемона сделала шаг ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава навстречу губам собственного супруга. Это был их 1-ый поцелуй на величавых американских просторах, на заднем дворе под опадающей вишней. Чувство неописуемого счастья вспыхнуло у него снутри, разбрызгивая свои искры.

Красивое настроение не покидало деда до самой трамвайной остановки, на которой, куря и перебрасываясь шуточками, уже стояли другие рабочие. Левти ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава увидел, что они держали в руках железные ведрышки с ланчем, и смущенно упрятал собственный пакет за спину. Трамвай оповестил о собственном приближении звонким сотрясением мостовой, после этого появился в лучах восходящего солнца как электрифицированная колесница Аполлона. Пассажиры снутри объединялись в группы по языковому принципу. Невзирая на умытость физиономий ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, в ушах показывалась сажа. Трамвай покатил далее, и скоро всеобщая веселость уступила место гробовому молчанию. В центре в трамвай вошло несколько темных, которые встали раздельно, заняв место на подножках.

А потом впереди на фоне неба появился его величество Пурпур в клубах исторгаемого им дыма. Поначалу появились только вершины восьми ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава основных труб, любая из которых выкидывала по темному облаку. Эти облака подымалиь ввысь и сливались с общей пеленой, висевшей над городом и затенявшей трамвайные рельсы; и Левти сообразил, что общее молчание было знаком признания этой пелены и ее неминуемого ежедневного пришествия. Люди отворачивались по мере ее приближения, и только один ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава Левти следил за тем, как убывает дневной свет и мрак кутает трамвай. Лица посерели, а один из мавров на подножке сплюнул на мостовую кровавый сгусток.

Потом в трамвай начал проникать запах: поначалу полностью терпимая вонь тухлых яиц и навоза, а позже к ней стал примешиваться нестерпимый колер химии ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава. Левти осмотрел рабочих, чтоб проверить, как они на это реагируют, но никто не шелохнулся, хотя все продолжали дышать. Позже двери распахнулись, и все вывалились наружу. Трамваи все прибывали и прибывали, выплевывая 10-ки сотен сероватых фигур, устремлявшихся через мощеный двор к заводским воротам. Мимо проезжали грузовики, и Левти позволил себя увлечь ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава большой семидесятитысячной массе, спешившей сделать последние затяжки и переброситься последними словами, потому что за воротами завода все дискуссии были запрещены. Главное здание представляло собой семиэтажную крепость из темного кирпича с семнадцатью трубами. Его венчали водонапорные башни, соединенные настилами, которые вели к наблюдательным мостикам и нефтеперегонным устройствам, снабженным наименее впечатляющими ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава трубами. Все это производило воспоминание подрастающей рощицы, как будто главные восемь труб рассеивали вокруг семечки, из которых на бесплодной почве завода сейчас подымалось еще с 5 дюжин малеханьких стволов. Потом Левти увидел жд рельсы, бункеры повдоль берега и большие емкости для хранения угля, кокса и стальной руды. Над головой ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, как лапы больших пауков, разбегалась целая сеть помостов. И перед тем как войти вовнутрь, он еще успел увидеть грузовое судно и кусок Руж-ривер, нареченной так французскими исследователями из-за красного цвета воды. Но это было еще до того, как из-за промышленных отходов она заполучила оранжевый цвет.

Люди лишились человечности ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава в 1913 году, и это исторический факт. Конкретно в этом году Генри Форд начал массовый выпуск автомобилей и принудил рабочих работать со скоростью сборочного потока. Поначалу они взбунтовались и валом повалили с производства, будучи не способен приспособиться к новым темпам. Но к истинному времени адаптацию можно считать состоявшейся, и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава все мы в некий степени ее унаследовали, так что сейчас удачно пользуемся джойстиками и пультами дистанционного управления и совершаем массу других однообразных действий.

Но в 1922 году люди еще не привыкли быть автоматами.

Моего деда научили его обязательствам за семнадцать минут. Гениальность нового производственного способа заключалась в разделении труда на ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава ряд заданий, не требовавших проф способностей, потому принимать на работу и увольнять с нее можно было хоть какого. Бригадир показал Левти, как следует снимать с сборочного потока подшипник, обрабатывать его на токарном станке и класть назад, после этого замерил секундомером успехи нового работника. Потом он кивнул и отвел ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава Левти к его месту у сборочного потока. Слева от него работал человек по фамилии Виржбицкий, а справа — по фамилии О'Молли. На мгновение все трое застыли, а позже прозвучал свисток.

В течение 14-ти секунд Виржбицкий был должен просверлить подшипник, Стефанидис обточить его, а О'Молли насадить его на распределительный ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава вал. После этого тот уплывал на конвейере через клубы железной пыли и кислотных испарений к последующему рабочему, стоявшему на расстоянии пятидесяти ярдов от их, и тот вставлял его в движок (20 секунд). Сразу рабочие брали детали с примыкающих конвейеров — карбюраторы, распредвалы и поглощающие коллекторы — и подсоединяли их к движку. А над их ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава согбенными спинами потрясали своими кулаками большие паровые молоты. Не было слышно ни одного слова. Виржбицкий сверлил подшипник, Стефанидис обтачивал его, О'Молли насаживал. Распределительный вал уплывал, кружа по цеху, пока его не подхватывали другие руки и не прикрепляли к движку, приобретавшему все более эксцентричный вид благодаря многообразию трубок и ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава плюмажу лопастей. Виржбицкий сверлит, Стефанидис обтачивает, О'Молли насаживает. В то время как другие вставляют воздушный фильтр (семнадцать секунд), приделывают стартер (20 6 секунд) и устанавливают маховик. После этого блок мотора готов, и последний рабочий провожает его далее…

Хотя по сути он не последний. Понизу движок встречают другие рабочие, вставляющие ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава его в наплывающие рамы. Они подсоединяют его к системе передач (20 5 секунд). А Виржбицкий продолжает сверлить, Стефанидис обтачивать, а О'Молли насаживать. Дед не лицезреет ничего, не считая подшипника: руки берут его, обтачивают и кладут на место как раз тогда, когда возникает последующий. А приплывают они оттуда, где их штампуют ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава и обжигают болванки в печах, а ранее — из литейного цеха, где работают негры, выпучив глаза от адского света и пламени. Они засыпают металлическую руду в плавильную печь и литейными ковшами разливают расплавленную сталь по формам. Лить нужно с определенной скоростью: чуток резвее — и формы расколются, чуток медлительнее ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава — и сталь застынет. Они не могут тормознуть даже для того, чтоб стряхнуть с рук искры пылающего металла. А бригадир не всегда успевает это сделать.

Литейный цех находится в самой глубине, но сборочный поток тянется еще далее. Он ползет наружу, к горам угля и кокса и далее к реке, где суда разгружают руду ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, и там преобразуется в саму реку, уходящую в северные леса, пока она не добивается собственного истока, другими словами самой земли, песчаника и известняка, таящегося в ее недрах, и оттуда сборочный поток опять поворачивает вспять — к реке, грузовым судам и в конце концов к кранам, экскаваторам и плавильным печам, где ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава расплавленная сталь разливается по формам, где она охлаждается и застывает, превращаясь в детали машин: движки, коробки и топливные баки модели Т 1922 года выпуска. Виржбицкий сверлит, Стефанидис обтачивает, О'Молли насаживает. Выше и ниже их с различных сторон другие рабочие засыпают в формовочные стержни песок и вбивают в ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава их затычки либо устанавливают опоки в вагранку. Бессчетные сборочные потоки пересекаются и разветвляются. Одни штампуют детали (50 секунд), другие куют их (40 две секунды), третьи сваривают их вкупе (одна минутка 10 секунд). Виржбицкий сверлит, Стефанидис обтачивает, О'Молли насаживает. И распределительный вал уплывает, кружа по цеху, пока его не подхватывают другие руки ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава и не прикрепляют к движку, обретающему все более законченный вид. И вот он в конце концов готов. Рабочий посылает его вниз, к накатывающей навстречу раме, в то время как еще трое достают из печи корпус, обожженный до такового блеска, что они лицезреют в нем собственное отражение и здесь ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава же выяснят себя, до того как опустить его на подъезжающую к ним раму. За руль вскакивает человек (три секунды), включает зажигание (две секунды), и готовая машина съезжает с сборочного потока.

Молчание деньком и трепотня вечерком. Каждый вечер мой измочаленный дед выходит с завода и идет в примыкающее здание, где размещается школа ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава британского языка Форда. Он садится за парту и открывает сборник упражнений. Парта вибрирует, как будто класс движется на конвейере со скоростью 1,2 мили в час. Дед глядит на британский алфавит, написанный на стенках. Вокруг него рядами посиживают люди с такими же сборниками. Их волосы слиплись от засохшего пота, глаза побагровели ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава от железной пыли, руки ободраны. С покорностью послушников они хором читают:

«Рабочие должны воспользоваться дома водой и мылом.

Ничто так не содействует успеху, как чистота.

Не плюйте дома на пол.

Уничтожайте дома мух.

Чем вы чище, тем больше способностей раскрывается перед вами».

Время от времени занятия английским ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава длилось и на работе. В один прекрасный момент после лекции бригадира о повышении производительности труда Левти развил такую скорость, что начал обтачивать подшипник не за четырнадцать секунд, а за двенадцать. Но возвратившись из сортира, он нашел, что на его токарном станке написано «штрейкбрехер», а ремень привода обрезан. Пока он находил новый привод ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, прозвучал рожок, и сборочный поток тормознул.

— В чем дело? — закричал на него бригадир. — Всякий раз останавливая сборочный поток, мы теряем средства. Если это повторится снова, ты будешь уволен. Понятно?

— Да, сэр.

— Запускайте!

И лента сборочного потока опять начинает двигаться. Когда бригадир уходит, О'Молли оглядывается по ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава сторонам и шепчет:

— Не старайся всех опередить. Сообразил? По другому нам всем придется работать резвее.

Дездемона оставалась дома и занималась изготовлением еды. Лишившись необходимости ухаживать за шелкопрядами и подстригать тутовые деревья, доить коз и злословить с соседями, моя бабка на сто процентов предназначила себя кухне. Пока Левти занимался обтачиванием подшипников, Дездемона готовила ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава пастиччио, мусаку и галактобуреку. Она засыпала кухонный стол мукой и выскобленной палкой от швабры раскатывала тесто в листы не толще бумаги, которые выходили у нее один за одним как на конвейере, заполняя кухню. Позже они передвигались в гостиную, где она раскладывала их на мебели, покрытой простынями. Дездемона расхаживала ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава взад и вперед, добавляя грецкие орешки, масло, мед, шпинат и сыр, позже покрывала их другим слоем теста, смазывала маслом и высылала в печь. На заводе рабочие валились с ног от жары и вялости, а моя бабка исхитрялась трудиться в две смены. Днем она вставала, чтоб приготовить завтрак ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава и сложить ланч супругу, потом мариновала в вине ногу барашка. Деньком она готовила домашние колбасы с фенхелем, которые потом развешивала коптиться над обогревательными трубами в подвале. В три часа она начинала готовить обед и только после чего позволяла для себя передышку. Она садилась за кухонный стол и открывала собственный сонник, чтоб ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава найти значение сна, приснившегося намедни. Не было варианта, чтоб на плите попыхивало наименее 3-х кастрюль. Временами Джимми Зизмо приводил домой собственных коллег по бизнесу — мощных парней с ветчинными лицами в широкополых шапках. И Дездемона всегда была готова накормить их. Позже они уходили, и она мыла за ними посуду ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава.

Единственное, с чем она не могла смириться, так это с походами по магазинам. Южноамериканские магазины стращали ее, а продукты повергали в угнетение. Даже много лет спустя, лицезрев у нас на кухне «Макинтош Крогера», она поднимала его и гласила: «Ну и что? Мы этим коз кормили». Хоть какой местный рынок ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава вызывал в ней мемуары об запахе персиков, инжира и грецких орехов в Бурсе. Не прожив и нескольких месяцев в Америке, Дездемона уже мачалась от неизлечимой ностальгии. Так что после рабочего денька на заводе и занятий английским Левти еще приходилось закупать баранину, овощи, специи и мед.

Так они и жили… месяц ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава… три… 5. Они с трудом вынесли свою первую зиму в Мичигане. Январь, начало второго ночи, Дездемона Стефанидис дремлет в ненавистной шапке, приобретенной от активисток Христианской ассоциации, пытаясь спастись от прохладного ветра, проникающего через тонкие стенки. Трубы отопления вздыхают и лязгают. Левти, положив тетрадь на колени, при свете свечки кончает ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава домашнее задание. Он слышит шорох и, подняв голову, замечает два бардовых глаза, посверкивающих в дыре меж досками. «Кры-са» — выводит он карандашом, до того как запустить им в грызуна. Дездемона продолжает спать. Он гладит ее по голове и гласит «любимая» по-английски. Новенькая страна и новый язык помогают больше ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава отстраняться от прошедшего. Спящая рядом фигура с каждой ночкой меньше воспринимается им как сестра и больше как супруга. С каждым деньком препядствий становится меньше, и мемуары о совершенном злодеянии улетучиваются. (Но то, что запамятывают люди, помнят клеточки.)

Наступила весна 1923 года. Дед, привыкший к бессчетным спряжениям древнегреческих глаголов, нашел ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава, что британский, невзирая на всю его непоследовательность, достаточно обычный язык. Накопив добрую порцию словарного припаса, он начал обнаруживать в словах знакомые ингредиенты — то в корне, то в приставке, то в суффиксе. Для празднования первого выпуска британской школы Форда было решено устроить маскарад, на который был приглашен и Левти, как наилучший студент.

— Что ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава еще за маскарад? — спросила Дездемона.

— Я на данный момент не могу для тебя сказать. Это сюрприз. Но для тебя придется кое-что сшить мне.

— Что конкретно?

— Ну, чего-нибудть национальное.

Дело происходило в среду вечерком. Левти и Зизмо посиживали в зале, когда к ним в один момент вошла ПЛАВИЛЬНЯ АНГЛИЙСКОЙ ШКОЛЫ ГЕНРИ ФОРДА 7 глава Лина, чтоб слушать «Час с Ронни Роннетом». Зизмо одарил ее неодобрительным взором, но она уже спряталась под наушниками.

— Задумывается, что она американка, — увидел Зизмо, обращаясь к Левти. — Видишь? Даже кладет одну ногу на другую.


platon-rol-iskusstva-opisana-v-traktate-gosudarstvo.html
platonov-a-p-chelovek-i-totalitarnoe-gosudarstvo-v-povesti-a-p-platonova-kotlovan-sochinenie.html
platonov-a-p-iyulskaya-groza.html